Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
nili_bracha
9.

На мраморном столике кофейни при отеле Дюпре лежали свернутые газеты – французские и английские. Писчебумажный киоск располагался прямо в вестибюле. Волк купил себе хороший блокнот в обложке испанской кожи – он всегда так делал, перед операциями. Фаберовская ручка у него была своя, серебряная, с золотой насечкой. Он взял две пачки египетских папирос, называвшихся, отчего-то, «Цыганка». Портье уверил мистера Вилена, что табак в них привозной: «Для русского рынка, - француз развел руками, - больше подходят местные названия». Черноволосая красавица на пачке напомнила Волку кузину Мирьям и он решил:
-Следующим летом навещу ее, непременно. И к Юджинии загляну. А потом поеду в Вашингтон и заберу мальчика. Аталия и рта не раскроет, я уверен. Она все, что угодно отдаст, только бы я нее не бросал, - Волк предполагал поселиться с Александром в Женеве, у озера и воспитывать его, как своего преемника. Он даже думал на несколько лет, - до совершеннолетия Александра, - отойти от опасных дел.
-Я хочу его вырастить, - ласково думал Волк, - выучить..., У него отличные задатки, он сможет стать трибуном, вождем..., Совсем, как я, - о деньгах Макс не беспокоился, их было много. Более того, он знал, что всегда сможет заняться частными заказами. Многие богатые люди нанимали таких людей, как он, чтобы делать грязные дела чужими руками. «В Америке это особенно развито, - вспоминал Волк, - похищения детей, требование выкупа, они избавляются от соперников в бизнесе...,Надежные люди у меня есть, и много. Все отлично складывается».
Волк даже не стал интересоваться, как, на самом деле, зовут его соседку.
-Меньше имен, товарищ, - сухо посоветовал он, - таким образом, если вас арестуют, вы никого не выдадите. В отличие от предателя Гольденберга, - ядовито добавил Волк и, с удовлетворением увидел, что Кассандра покраснела.
Гольденберга, участника подпольного съезда в Липецке, арестовали перед покушением на императора, что готовилось на железной дороге, еще прошлой осенью. Волк, еще в Женеве узнал, что дело Гольденберга вел сам тайный советник Воронцов-Вельяминов, и, по слухам, Григорий Данилович выдал почти весь комитет «Народной Воли». В столице, весной, прошли большие аресты, но Перовская, Желябов и Кибальчич пока что ускользнули от жандармов.
-Как и эти, - Волк посмотрел на строгое, шелковое платье девушки, на ее небольшую грудь, - Кассандра с Техником. Как и Халтурин. Очень хорошо.
Он видел, как часто дышит девушка, как блестят ее серые глаза и, мимолетно, подумал:
-Если сейчас уложить ее в постель, она к февралю родит. Материнский инстинкт – сильная вещь, ради спасения своего ребенка, она сделает все, что угодно. Даже бомбу к себе привяжет, - он кивнул на кресло: «Садитесь. С Гольденбергом я разберусь, он не переживет этого лета». Клеточников, как сказала ему Кассандра, был на свободе, вне подозрений, и продолжал работать делопроизводителем в Третьем Отделении.
-Это ваша большая удача, его надо беречь, - мягко улыбаясь, заметил Волк, и Кассандра выдавила: из себя: «Спасибо, товарищ». Он предложил девушке папиросы и чирнул спичкой. Кассандра, волнуясь, объяснила ему систему шифрования, - в пакете лежали ноты, - но Волк прервал ее: «Я знаком с музыкой, и с математикой тоже».
Она еще никогда не видела таких мужчин. Хана напомнила себе:
-Это Максимилиан де Лу, он мой родственник..., Я знала, что он сюда едет, знала..., Господи, да что это со мной..., - Саша жил вместе с Халтуриным, в дешевых номерах у Хитрова рынка, из соображений конспирации. Они с Ханой провели ночь в гостинице, в Клину, но больше им встречаться наедине, а, тем более, ночевать в одной комнате, было нельзя. Хане с Сашей было хорошо, но не больше – она обнимала его и все время вспоминала смешливый голос бабушки:
-Они нас любят, конечно, а мы..., - старшая Хана повела рукой, - мы другие. Я твоего прадеда любила, бабка твоя любила Мицкевича, но это, - Ханеле поморщилась, - неприятно. Больно, когда они уходят. Поэтому, - она взяла правнучку за руку, - твоя мать правильно поступила. Позволяй им себя любить, вот и все. И помни, многим мужчинам важно быть первыми, - Ханеле тонко улыбнулась. Младшая Хана удивилась:
-Но как же, ты мне сама говорила, что..., - прабабка приложила ухоженный палец к ее губам:
-Об этом я позабочусь, не волнуйся. Но помни, - она наклонилась к уху девушки, - помни, отдавай медальон только тому, кого полюбишь, тому, кто будет любить тебя. Иначе..., - она повела рукой и не закончила.
-А ты? – дерзко спросила девушка: «Ты отдавала медальон, бабушка?»
-Нет, конечно, - Ханеле пожала стройными плечами. «Хотя он просил, не буду скрывать, и много раз. Но такое запрещено. А ты..., - она задумалась, - как сделаешь все, что нужно, на Святую Землю поедешь. Помолишься у Стены Плача, дядя Исаак тебе хорошего жениха найдет, соблюдающего. Как Аарон мой, - ласково сказала женщина и вдруг, - Хана даже вздрогнула, - отняла руку. Прабабка смотрела куда-то вдаль, глаза ее затуманились и Хана, обеспокоенно, спросила: «Что такое, бабушка?»
-Ничего, - тихо отозвалась Ханеле, - я права оказалась, вот и все. Во второй раз им самое дорогое отдадут, и правнуков он увидит, - внучка увидела на все еще красивых губах легкую улыбку. «Хорошо, - ласково сказала Ханеле, - когда евреи живут на своей земле. Туда ты и отправишься, милая, когда совершится месть».
Волк, было, лениво подумал, что можно эту Кассандру уложить в постель прямо сейчас. От девушки пахло цитроном – горьковато, волнующе. В Женеве он прочел отчет от Желябова и Перовской, и знал, что за Кассандрой ухаживает не кто иной, как сам тайный советник Воронцов-Вельяминов.
-Пан Крук потерял голову, на старости лет, - весело подумал Волк, глядя на белую шею девушки, где виднелся блеск золотой цепочки, - это нам очень на руку. Не буду пока ему дорогу переходить, пусть развлечется с этой малышкой, - он так и сказал девушке и та, отчаянно, зарделась:
-Я это делаю ради революции, товарищ Волк, у меня есть..., - она сглотнула, - есть спутник, вы с ним сегодня познакомитесь. Товарищ Техник, - добавила Хана и про себя вздохнула:
-Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы я ему понравилась. Я буду его подругой, навсегда, я сделаю все, что он скажет..., - у Волка было спокойное, холеное, немного загорелое лицо и пахло от него осенним лесом и дымом костра. Хана еще прошлой осенью прочла в газетах о взрыве на Ганновер-сквер. С мельницей она не связывалась, письма им были не нужны. Той же ночью она услышала голос бабушки: «Будь очень осторожна, милая. Помни о своем предназначении».
-Я помню, - сказала себе сейчас девушка, глядя в его голубые глаза. «Я помню, и сделаю все, что надо. Я просто хочу быть с ним, мне все равно, что он..., - она очнулась и услышала наставительный голос Волка:
-Я встречусь с вашим Техником и с товарищем Халтуриным, а вы сидите здесь, на Хитровке вам делать нечего. Потом отправимся в Санкт-Петербург, по отдельности. Я займусь казнью Гольденберга...,
-Он в Петропавловской крепости..., - робко сказала Хана и Волк усмехнулся:
-Надо же! А я думал – он в Зимнем Дворце, с императором чай распивает, - девушка опустила голову и он заметил:
-Где бы ни был Гольденберг – он приговорен к смертной казни, «Народной Волей», и я приведу приговор в исполнение. А вы будете сидеть тихо, обеспечивать связь с остальными товарищами и завлекать Воронцова-Вельяминова, - он поднялся и указал на дверь: «Все, товарищ Кассандра. Завтра с вами увидимся».
Она ушла, а Волк, вдыхая запах цитрона, решил:
-Потом. Осенью я ее в постель уложу. У меня впереди содержанка пана Крука, и госпожа Долгорукова, будущая жена императора. Я никуда не тороплюсь, - он закинул руки за голову и потянулся: «Надо будет пустить в ход план с экипажами, что я в Лондоне разрабатывал. Поговорим об этом с Техником».
Кассандра сказала, что юноша будет ждать его в кофейне при гостинице, утром. Волк, еще за табльдотом, заметил толпу людей на Кузнецком Мосту и спросил у официанта: «В Москве всегда так оживленно, даже, - он посмотрел на хронометр, - в половине восьмого?»
Француз наклонил кофейник над его чашкой: «Сегодня памятник Пушкину открывают, месье. На Тверском бульваре. Это великий русский поэт, их гордость, как месье Гюго».
-Не слышал, - сухо заметил Волк и вернулся к газете.
Бабушка переводила им с Анри «Капитанскую дочку», и он, ожидая Техника, вспомнил:
-Дедушка Теодор там был, в пугачевском восстании. И дедушка Джованни в нем память потерял. В России богатая история народных бунтов. Как только мы убьем императора, крестьяне и рабочие поднимутся против капиталистов, непременно. А мы встанем во главе революции.
Волк лениво пролистал газеты – царило летнее затишье. Он знал, что в Британии премьер-министром стал Гладстон. Фении, однако, говорили, что политика метрополии от этого не изменится, парламент никогла не проголосует за предоставлении Ирландии права на самоуправление. «Значит, - холодно ответил Волк, - бомбы будут взрываться и дальше». Волк, с интересом прочел, об американском пакетботе «Колумбия», первом корабле, оснащенном лампами Эдисона, и об электрической железной дороге, что изобретатель продемонстрировал в своей лаборатории, в Менло-парке.
-За электричеством будущее, - весело сказал себе Волк, - настанет день, когда мы сможем управлять взрывами удаленно, без проводов. Настанет день, когда я, сидя в Москве смогу связаться с..., - он задумался, - со столицей, по телеграфу Белла, и там привести в движение механизм бомбы..., - он даже закрыл глаза, так это было хорошо.
-Месье, - услышал он юношеский голос, - могу я у вас одолжить The Times?
-Присаживайтесь, - Волк отодвинул стул и махнул официанту, - прочтите газету здесь.
Это был пароль и отзыв – их Волку сообщила Кассандра. Юноша был высокий, худощавый, в хорошем, легком, летнем костюме, при крахмальной рубашке с галстуком.
-А вот он на Федора Петровича похож, - Волк заказал еще кофе, - таким его отец, наверное, в молодости был. Кузен Степан покойный – он не такой изящный, как и Петр. Этот меня, конечно, тоже не узнает, - Волк улыбнулся и предложил Александру Воронцову-Вельяминову свои папиросы.

  • 1
что-то не там глава появилась

а это потому, что ЖЖ лежал, а с dreamwidth можно только в личные журналы постить, а не в сообщества
сейчас будет там, а здесь под кат уберу

  • 1
?

Log in

No account? Create an account