nili_bracha (nili_bracha) wrote,
nili_bracha
nili_bracha

маленький рассказик, как обещала

 

одна зима

всю ночь за дверью номера, выходившего прямо на ущелье, шумела река. она перекатывалась на отмелях, несла вниз, к озеру, мелкие камни, беспрестанно разговаривала, не умея остановиться ни на минуту, не скованная льдом, живая, как и все вокруг.

дома давно и прочно лежал снег, и здесь, каждый раз, когда, как сегодня, в глаза ему било яростное утреннее солнце, он не мог себе представить, что где-то там, далеко на севере, вечером на город спускается тьма, холод, бесконечная, зимняя мгла.

тут тоже была зима – яркая, теплая, с голубым , простроченным редкими облаками небом, с цветущими розами и быстрыми, легкими дождями.

он удивлялся тому, что ей, как и всем местным жителям, холодно. вместо коротких рукавов он видел свитера, сапоги, куртки и зонтики.

- ты не понимаешь, - говорила она, поднимая глаза цвета речной воды, - организм перестраивается, и ему становится холодно всегда, когда не жарко.

- но ведь жарко! – они сидели на открытой террасе кафе.

- ты не знаешь, что такое жарко, - улыбалась она, завернувшись в кашемировый шарф.

она курила и пила черный, горький, тяжелый кофе. по утрам она стояла на балконе квартиры, молча, повернувшись к нему спиной, и смотрела на два горных хребта – на севере, и на западе.

здесь, на западе, вечером над деревней вставала низкая, красная, огромная луна, высыпали крупные звезды, они шли рядом, - не касаясь друг друга, - он говорил о чем-то, а она молчала.

на каменном мосту она вдруг остановилась и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку – мимолетное прикосновение, будто бабочка, пролетев, задела его крылом, - сухим и быстрым.

- все это ненадолго, - сказала она, облокачиваясь на перила моста. камень был крепким, серым, непроницаемым, - как ее глаза в сумерках.

- если мы этого захотим, будет надолго, - ему хотелось разозлиться, и накричать на нее, - зачем же иначе ему было лететь за тысячи километров?

- вопрос в том, что надо хотеть, - она опять отвернулась, и наклонившись, стала смотреть вниз, в бесконечно текущую воду.

- ты не хочешь?

- я не знаю, - она помолчала, стоя к нему спиной, и вдруг сказала: «хотеть – это опасно».

-жить вообще опасно, - раздраженно сказал он, - «но кому-то же надо это делать».

- тебе, как я посмотрю, это хорошо удается, - она чуть улыбнулась. «не обижайся, видимо, после какого-то возраста, действительно «скудеет в жилах кровь».

- зачем тогда я тебе? – они стояли на противоположных сторонах моста, не глядя друг на друга

- да, наверное, незачем. – он ждал этих слов с самого начала, с той первой минуты, когда увидел ее в аэропорту.

он не видел ее с лета, - она еще похудела, под глазами появились новые морщинки, но волосы – тяжелые, цвета мокрого сена, все еще не были тронуты сединой, или, - он подумал, глядя на нее, - ее просто не видно.

сейчас, в утреннем солнце, он и сияли золотом, - ночью он любил зарываться в них лицом, вдыхая ее запах, - табак, кофе и, - мимолетно, -что-то сладкое, воспоминание, мгновение, которое он, как ни старался, так и не мог отчетливо определить.

ваниль, магнолия, шоколад – все это и еще тепло, которое, казалось, самое исходило от ее смуглых даже сейчас, гладких, чуть открытых плеч.

- тогда, наверное, мне лучше было не приезжать, - сказал он нарочито медленно и спокойно, стараясь, - изо всех сил, - не шагнуть к ней и не встряхнуть ее за те же самые плечи. это ничего бы не дало – она была вся, - вода и камень, - жесткий, твердый камень снаружи и обжигающий холод внутри.

кричать на нее, - он знал это, - было все равно что кричать на ветер, - так же, как и все вокруг него, она была сама по себе – как сама течет вода, как само растет дерево. «по крайней мере, я могу сорвать плоды»,   сказал он себе, и шагнув, обнял ее за плечи, привлек к себе, поцеловал в мягкие волосы.

- поедем, - она плавно вывернулась из его рук. «я хочу тебе показать кое-что».

они спускались вниз по плавному серпантину, вокруг были уже зеленые, зимние холмы, красно-коричневые отвалы пахотной земли на полях,  небо, - просторное, светлое, наполненное теплом небо.

последняя на острове железнодорожная станция была сложена из местного камня цвета корицы. вокруг были все сады, сады, и сохранившиеся двадцать метров рельсов упирались в апельсиновые деревья. пахло ветром с моря, хотя отсюда оно было далеко, в часе езды.

она сидела на мертво прикрученной цепями к рельсам дрезине, курила, и прищурившись, смотрела вверх, в небо.

- о чем ты думаешь? - спросил он, опустившись рядом с ней так, чтобы глаза их были на одном уровне.

-  стоит ли нам расставаться, - просто ответила она.

-и? – он положил руки ей на колени.

- расставаться можно тогда, когда ты вместе с кем-то, - она потушила сигарету и коротко, быстро вздохнула.

-  мы не вместе?

- нет, дорогой, - она чуть заметно погладила его по щеке. «мы рядом, а это другое».

- ты хочешь быть вместе? – спросил он, уже зная, что она ответит.

- я не умею хотеть, - сказала она и поднялась. «поехали, надо уже двигаться в аэропорт».

по дороге она все время молчала, глядя на шоссе. «еще один», - думала она, паркуясь, открывая багажник, идя рядом с ним к стойке регистрации.

- я выложу фото и скину тебе ссылку, - сказал он.

- спасибо, - улыбнулась она и протянула ему руку, - теплую, сильную, маленькую, чуть задержав ее, - на мгновение, не более, - в его руке.

выводя машину на дорогу, она уже не думала о нем – вокруг была музыка, ветер, небо, и большая часть долгой жизни. она улыбнулась и свернула на дорогу, ведущую к морю – она знала, что сейчас там пахнет выброшенными на берег водорослями, солью и бесконечным, длящимся вечно счастьем.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments