nili_bracha (nili_bracha) wrote,
nili_bracha
nili_bracha

немножко старых стихов и стихов поновее

а про московских Соломона и Суламифь я удалила, оказывается
жалко, оно хорошее было

 

приходи на меня посмотреть
обещаю не буду реветь
с желтым глазом надену лису
и фиалки в руках принесу

когда уводили когда сказка ее
обернулась былью когда
коленки ее по сугробам светили
когда
ни он ни она друг друга не любили

тогда
зашептала она в свете последнего
фонаря
дорогой прости жизнь прожить
надо не зря

оставайся не один
до седин будь счастлив
запомни меня такой
в желтой юбке подругу
с белой шеей,
янтарного глаза лисой

не предал и слава богу
приходи на меня посмотреть
умирать надо на торжище
улыбаться желательно петь

впрочем две пули
одна в коленку другая в висок
вот и вся песня
а ведь ангельский был голосок

 

божья коровка савичевы умерли

осталась одна таня
на другом краю моря
похожая девочка тоже пишет
танечка кратко а эта длинно

божья коровка видела сверху
анечку танечку и еще
полтора миллиона
тех маленьких

со скакалками
мячиками и прописями

божья коровка умерли все
кто в вагоне кто дома в постели
божья коровка не летала с неба
не носила им хлеба
или хотя бы патронов

говорит сейчас, простирая крылья
над миром
не волнуйтесь они со мной
за моей надежной спиной

божьи они детки
кушают конфетки

 

мы уже в туфлях
с перепонкой, и каблуком рюмочкой
высох асфальт, и потянуло
огурцом от свежей реки
мы перехватили тонкие пальто
ремешками лакированной кожи
и молодыми кобылками
цокаем по камням площадей
встряхиваем мытыми локонами
улыбаемся
в синем небе красные шарики
и юра
отпущенный нами под честное слово
leaving on a jet plane
he knew he would not be back again

а мы смотрим вверх
возвращайся

 

отбрось орех стряхни скорлупки
то жизнь не грех то промежутком
в прорыве туч  над островами
ударит синим между нами

прольется светом станет словом
таким согретым свежим новым
как мякиш булки греет пальцы
стежки прогулок лягут в пяльцы

и лишь потом вдали почую
как шили сердце на живую
нить волочащуюся рядом
что ты порвал единым взглядом

 

скорее смерть. скорее между нами
проложено неровными шагами
скорее влага первобытия
скорее то, чем были ты и я

скорее все. скорее, не успеешь
не уберешь, не вспомнишь, не согреешь
сплошное "не" с глаголами раздельно
не надо, не иди, но беспредельным

казался нам весь мир, лежавший рядом -
так близко, что окинув быстрым взглядом
его, мы возвращались, вместе зрея,
как колос тот, не зная, - смерть скорее

 

поднимайтесь с утра не забудьте собрать остатки
обгоревших костей пыльной формы нашивок шапки
заржавевших винтовок шинелей прицел автомата
сумки туфли ботинки пальто от герлен помада
восставайте из рвов и оврагов истлевшей плотью
собирайтесь в ряды кто в тумане стоит напротив
перемешаны прах и пепел перепутаны ваши лица
непонятно уже где проходит меж вас граница
и в глазницах пустых отражается мощь рассвета
от мессии осталось недолго вам;ждать ответа
знака жеста с небес где послушны его команде
равнодушно летят журавли к вам на родины в фатерланды

 

как на Яузе-реке
вишня расцвела
с легким плащиком в руке
к милому пошла

отпусти меня, родной,
по Москве гулять,
не могу я, дорогой,
лета подождать

вот уже сирень цветет
на Москве-реке
город милый меня ждет
с плащиком в руке

буду я одна бродить
по бульварам тем
буду не тебя любить
и уйду совсем

и пока Москва шумит
Пресней и Тверской
сердце девичье болит
вечною тоской

как на Яузе-реке
грянул пистолет
в окровавленной руке
вишен тает цвет

и роняет лепестки
яблоневый сад
но румянец со щеки 
не вернешь назад

знай же, милая Москва
о любви моей,
подарю тебе слова,
чтобы петь о ней

 

бесполезная милая нежная
матка-пчелка жужжит и свербит
каждый раз наполняясь надеждою
не болеет не спит не молчит

ровно к сроку на волю выталкивая
шелк подкладки и шерстку внутри-
алый, бурый, карминный, с остатками-
нитка, тряпка, ошметок. смотри -

как стекает она влажным медом
маргариты клубничной во тьму
крася пальцы прозрачным восходом -
не тебе. не себе. никому.

была бы ева, полина, злата
сначала за ручку, потом сама бы,
волосы были бы золотые, или рыжие, 
такие вьющиеся на висках,
белокожая, кареглазая,
покупали бы розовые гольфы в полоску,
обнимались,
пахла бы резедой и морской водою
плевалась, ругалась, стискивала кулачки
плакала, уткнувшись в плечо,
засыпала бы, свернутая в клубочек, -
так и не развернулась
ушла темной кровью
еще одна 
сколько вас там осталось?

до свидания девочка
девочка
постарайся вернуться назад

 

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments