nili_bracha (nili_bracha) wrote,
nili_bracha
nili_bracha

литература и жизнь

дальше все правда, рассказано мне этим самым человеком
представь себе, гетто, 41, мне 14, отец на фронте, мать заболела воспалением легких, и было ясно, что это конец. у нас были занавеси из панбархата, красивые, она мне сказала: "обмотайся занавеской, и попробуй выйти. если удастся, продай на базаре и беги. а я был блондин, голубоглазый. в общем, кое-как я намотал эти занавески вокруг себя, натянул одежду и пошел. такой толстый мальчик. а там была дырка в ограде, через нее шла торговля по ночам. пролез я через эту дырку, иду окольными улицами к центру. навстречу немецкий патруль, посмотрели на меня, но не остановили. а за ними девушка, местная, красивая, лет 17, тоже внимательно меня разглядела, и ну бежать за немцами. я бросился наутек, но, они, конечно меня догнали. 
она им сказала что-то вроде: что ж вы жида не ловите.
полицаи меня избили, нашли занавески и отдали девушке - вроде как награда. а меня вернули в гетто. мать умерла через две недели, а я все-таки бежал еще раз, очутился у партизан, до 44 года с ними воевал, а потом уже в армии, в 18 лет освобождал Берлин.
в 45 вернулся домой, отец погиб на фронте, дом наш разбомбили, все родственники в Яме, в общем, прибился я к блатной компании...разнве дела были. а паханом у нас был Татарин, так мы его все и звали, я даже имени его не знал, Татарин и все. чуть постарше меня, красивый парень, маленького роста, хрупкий..в форточку свободно залезал.
в общем, осенью 45 стоим мы с Татарином, пьем пиво, и он мне говорит: Яшка, тут шмара есть красивая, пойдем. А у меня до этого ничего с девушками не было. Приходим, она живет в коммуналке, своя комната, выпиваем, закусываем, а я сижу у окна. а у нее занавески висят, бархатные. и я увидел внизу на них бахрома подпалена - это я мальчишкой баловался с отцовской зажигалкой, он мне тогда всыпал по первое число. И тут я на нее посмотрел, и узнал - сразу, она совсем не изменилась. А она меня не узнала, кто я для нее был тогда, в 41-ом.
Тут Татарин мне говорит: Яшка, выдь на улицу покурить, я тебя позову. А дом ее, кстати, недалеко от Ямы был. Стою на лестнице, курю и заплакал тогда - в первый раз с 41 года, как мама умерла. Татарин вышел, говорит: Ну иди, она ждет. И тут он видит что со мной и пугается. Тогда я ему все рассказал, он долго молчал и говорит: Ты сейчас иди домой, а я сам все устрою.
И я пошел домой, а Татарин остался у нее ночевать.
А через два дня ее выловили у городского парка с перерезанным горлом. В тот же вечер я собрался и уехал в Сибирь.
А Татарина я больше ни разу не видел, и ничего не слышал о нем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments